АЛЬПИНА ВЕРА

Корпоративная библиотека Alpina Digital

Самая большая библиотека деловых книг, аудиокниг, видео и курсов на русском языке. Alpina Digital входит в Издательскую группу «Альпина» — лидера рынка деловой литературы России с 1998 года.

Новинки деловой литературы

Книги в кратком изложении

Алена Апина — «Лёха» (видеоклип) — 1993

Новинки деловой литературы

Секреты фасилитации

Коучинг

Вкусвилл

Alibaba и умный бизнес будущего

Новые правила деловой переписки

Спроси маму

Всегда ешьте левой рукой

Драйв

Книги в кратком изложении

TED TALKS: Слова меняют мир

Шесть шляп мышления

Богатый папа, бедный папа

Принцип пирамиды Минто

Видеокурсы, лекции и обзоры

Любите смотреть развивающие видео? Включайте видеокурсы от знаменитых коучей. Учитесь составлять презентации, выступать перед публикой, взламывать маркетинг и внедрять agile в своей компании.

Когнитивные игры и тренажеры

Тренируйте свою память и мышление с помощью 15 когнитивных тренажеров, созданных практикующим психологом. С их помощью вы научитесь лучше концентрироваться на задачах, повысите свою эффективность и работоспособность.

Приложение для компьютера, планшета и телефона

Смотрите обучающие видео, читайте книги и изучайте материалы компании с любого устройства.

HR-кабинет

Брендированное приложение и прозрачная статистика — узнайте, какие книги наиболее популярны среди сотрудников и как читают рекомендованную литературу.

Настроим деловую библиотеку под Вас!

Разместим логотип вашей компании на иконке и заставке

Оформим элементы корпоративной библиотеки в цветах фирменного стиля вашей компании

Подберем книги под компетенции, культуру, ценности, ИПР сотрудников и KPI вашей компании

Cоздадим новые категории и добавим специальные бейджи на книги в библиотеке

Разработаем план по внедрению библиотеки

ALPINA B7 против BMW 7. Автообзор, сравнение, заезд

Проведем 4 встречи для корректировки и подведения итогов

Развитие вашей команды

Добавляйте материалы в базу знаний вашей библиотеки — и читайте где угодно, даже без интернета.

Краткие содержания, курсы и видеолекции по книгам — чтобы вы легче запоминали информацию и получили максимум пользы.

Специалисты из отдела консалтинга составят для вас тесты по тем книгам, которые важно выучить на зубок.

Подборки книг по компетенциям

Соберем тематические подборки под ваши задачи, поможем разместить их на главной странице библиотеки и расскажем о них всем сотрудникам. Дополним важными книгами индивидуальные планы развития. Поможем разместить в библиотеке материалы с тренингов, чтобы продлить и усилить эффект от очного обучения.

Еженедельные рассылки

Каждую неделю присылаем супер-письмо: рассказываем о наших новинках и бестселлерах, анонсируем мероприятия для саморазвития и предлагаем пройти проверочные тесты по книгам.

Благодарим вас за подписку!

Мастер-классы и тренинги

Научим эффективному и осознанному чтению, проведем семинар по лидерству, удаленной работе, создадим книжный клуб и объясним, как пользоваться библиотекой. Подарим плакаты по книгам и компетенциям, проведем конкурсы и тесты для привлечения к чтению!

Консалтинг
под корпоративную культуру

Наши менеджеры всегда на связи! Они помогут Вам разработать план по внедрению библиотеки, подберут книги под компетенции, проведут конкурсы для привлечения к чтению, научат пользоваться HR-кабинетом и подведут итоги квартала или года.

Нам доверяют

Джамила Керимова

Менеджер дистанционного обучения «Вымпелком»

«Можно сказать, что подход сотрудников изменился. Они понимают, что сами являются драйверами собственного развития. Если сотруднику нужно подтянуть какую-то тему, он сначала сам идет в библиотеку и пробует разобраться, а затем уже обращается к нам с запросом на обучение.»

Никита Черкасенко

Директор департамента HRM-технологий и аналитики «Ростелекома»

«Библиотека — это забота и о сотрудниках, и о бизнесе. Например, менеджер по продажам интересуется, как вести переговоры со сложным клиентом по телефону, читает про это в библиотеке, находит и прорабатывает новые знания. Если он затем применяет это на практике, то выгода заметна.»

Павел Безяев

Руководитель направления по управлению знаниями, ПАО «Газпром нефть»

«Альпина постоянно развивает свой сервис — теперь это не просто библиотека, а целый обучающий ресурс, где есть и видео, и саммари книжек, и возможность добавлять пользовательский контент.»

Авторитет Mercedes G65 G63 new G63 vs BMW (bmw M5 E60, bmw X5 m50d, bmw 6 GT, bmw 7, + ML 63 w166

Максим Огневой

Ведущий специалист отдела обучения и развития персонала ДБ АО «Сбербанк Казахстан»

«Недавно у нас появилась возможность загружать свои файлы в библиотеку, например, нашу информационную газету. Это очень удобно, так как вся информация находится в одном месте и сотрудникам не приходится прыгать из приложение в приложение.»

Вера Сорочак

Эксперт корпоративного университета компании «Сибур»

«Я бы однозначно рекомендовала компаниям попробовать ресурс и поставить перед собой задачу, которую можно было бы решить с помощью библиотеки «Alpina Digital»: попробовать закрыть предтренинговую/посттренинговую часть или просто дать людям поизучать инструмент. Я уверена в том, что корпоративная библиотека — действительно рабочий инструмент, который может быстрее, дешевле и проще решать огромное количество задач.»

Вероника Крутикова

Руководитель проектов «Росатома»

«Мы хотели, чтобы у нас сотрудники были в едином информационном поле, и я считаю, что мы этой цели достигли. Все читают книги, делятся друг с другом своими впечатлениями, — это сарафанное радио, и оно работает. Я слышу, как люди обсуждают новинки в столовой: «Новая книга вышла, вот здорово, надо почитать. А ты уже начал?».»

ФЕЛИКС — ДИСНЕЙ ОЗВУЧКА | ЛЕДИ БАГ И СУПЕР КОТ 3 СЕЗОН 24 СЕРИЯ

Эффективный способ прокачать команду на удаленке!

Alpina Digital — это современный инструмент развития и обучения сотрудников и самая полная коллекция книг, аудиокниг, саммари, курсов, видео, тестов по бизнесу и саморазвитию на русском языке.

Корпоративная библиотека

Самая полная коллекция книг, аудиокниг, видео по бизнесу и саморазвитию на русском языке. Alpina Digital входит в Издательскую группу «Альпина» — лидера рынка деловой литературы России с 1998 года.

Книг, видео, аудиокниг

Книг на английском языке

В вашей компании больше 30 сотрудников?

Получите предложение на специальных условиях!

Получить специальное предложение

Задачи, решаемые с помощью корпоративной библиотеки

Если у вас есть задачи для корпоративного обучения, обратитесь к нам, мы составим для вас индивидуальный план по их достижению.

Получить индивидуальный план

Особенности Alpina Digital

Неважно, работаете вы из дома или из офиса, отслеживать успехи каждого сотрудника будет легко и удобно. Вы увидите количество прочитанных книг, время, затраченное на обучение и стоимость повышения квалификации.

Можно читать и скачивать книги в форматах ePub, PDF и Mobi, а также слушать аудио и смотреть видео в онлайн и оффлайн режимах

В HR-кабинете есть доступ к детализированной статистике потребления контента по каждому сотруднику за любой период

Доступ к материалам 24/7

Вы получите настроенные под вашу компанию мобильные приложения под iOS и Android, а также веб-версию библиотеки

Везучая или неудачница? 13 забавных ситуаций с сестрой

Подберем книги под компетенции и ценности, KPI ваших сотрудников и создадим культуру чтения с полным сопровождением

3000+ книг под ваши задачи

Книги для решения любых задач по обучению и развитию ваших сотрудников

Персональные книжные полки

Подберем книги и брендируем библиотеку под ваш фирменный стиль

Оставьте заявку

Оставьте ваши контактные данные, чтобы наш менеджер ответил на все ваши вопросы и подготовил коммерческое предложение с учетом количества сотрудников и целей вашей компании.

Станьте частью большего

Мы собрали вокруг себя сообщество сильных компаний, лидеров рынка — Сбербанк, Росатом, Ростелеком и других. Более 98% наших клиентов ежегодно продлевают подписку. Присоединяйтесь!

«Я бы однозначно рекомендовала компаниям попробовать ресурс и поставить перед собой задачу, которую можно было бы решить с помощью библиотеки «Alpina Digital»: попробовать закрыть предтренинговую/посттренинговую часть или просто дать людям поизучать инструмент. Я уверена в том, что корпоративная библиотека — действительно рабочий инструмент, который может быстрее, дешевле и проще решать огромное количество задач»

Эксперт корпоративного университета

«Мы хотели, чтобы у нас сотрудники были в едином информационном поле, и я считаю, что мы этой цели достигли. Все читают книги, делятся друг с другом своими впечатлениями, — это сарафанное радио, и оно работает. Я слышу, как люди обсуждают новинки в столовой: «Новая книга вышла, вот здорово, надо почитать. А ты уже начал?»

Вероника Крутикова, «Росатом»

«Библиотека — это забота и о сотрудниках, и о бизнесе. Например, менеджер по продажам интересуется, как вести переговоры со сложным клиентом по телефону, читает про это в библиотеке, находит и прорабатывает новые знания. Если он затем применяет это на практике, то выгода заметна»

Никита Черкасенко, «Ростелеком»

Директор департамента HRM-технологий и аналитики

«Можно сказать, что подход сотрудников изменился. Они понимают, что сами являются драйверами собственного развития. Если сотруднику нужно подтянуть какую-то тему, он сначала сам идет в библиотеку и пробует разобраться, а затем уже обращается к нам с запросом на обучение»

�� НАТАЛИ НЕ ЧЕЛОВЕК!!! ЛЕДИ БАГ И СУПЕР КОТ: Miraculous

Джамила Керимова, «ВымпелКом»

Менеджер дистанционного обучения

«Недавно у нас появилась возможность загружать свои файлы в библиотеку, например, нашу информационную газету. Это очень удобно, так как вся информация находится в одном месте и сотрудникам не приходится прыгать из приложение в приложение»

«Русская культура заговора. Конспирологические теории на постсоветском пространстве»

Вера в теории заговора — это совсем не обязательно проявление параноидального сознания. Историк, медиаэксперт и преподаватель Университета Лидса Илья Яблоков в книге «Русская культура заговора. Конспирологические теории на постсоветском пространстве» (издательство «Альпина нон-фикшн») пытается осмыслить эволюцию конспирологического мышления в постсоветское время и показывает, что теории заговора — не только способ обычного человека справиться с тем, на что он не в силах повлиять, но и мощный политический инструмент. Оргкомитет премии «Просветитель» включил эту книгу в «длинный список» из 24 книг, среди которых будут выбраны финалисты и лауреаты премии. N + 1 предлагает своим читателям ознакомиться с отрывком, посвященным центральной фигуре постсоветской культуры заговора — Александру Дугину.

Вечная война континентов

Говоря о российских конспирологических теориях, невозможно не упомянуть Александра Дугина — центральную фигуру постсоветской культуры заговора. Среди множества авторов теорий заговора разного калибра и идеологической направленности Дугин чуть ли не единственный, кому западные исследователи русского национализма, российской политики и политической философии посвящают статьи и книги. В 2022-2022 гг., во время кризиса на востоке Украины, в США и Европе его представляли чуть ли не «мозгом Путина». Авторы этих публикаций видели связь между антизападными взглядами Дугина и путинским переходом к авторитаризму, а также захватом Крыма. Апогеем этого международного признания стало звание «Глобальный мыслитель-2022», присвоенное Дугину журналом Foreign Affairs за разработку плана отделения Крыма и Донбасса от Украины.

При этом Дугин, пожалуй, единственный, среди российских конспирологов, кого американские и европейские коллеги приглашают на встречи и интервью. Один из таких коллег — скандальный американский теоретик конспирологии Алекс Джонс, прославившийся горячей поддержкой Трампа и поисками антиамериканского заговора в высших эшелонах американской власти. Сложно сказать, в какой мере идеи Дугина повлияли на идеологическое прикрытие российской политики, но его антизападные взгляды и активная работа по формированию отечественной культуры заговора, без сомнения, сделали многое, чтобы конспирологические теории стали популярны в консервативных кругах.

Как и Павловский, Дугин — бывший диссидент, член Южинского кружка, в котором собирались люди, интересовавшиеся мистикой и оккультизмом. Именно среди них началась карьера философа, и следы глубокого погружения в мистику легко обнаружить в последующих дугинских сочинениях. В перестройку Дугин ненадолго присоединился к праворадикальному движению «Память» — символу антиеврейских настроений в поздний советский период. Однако очень скоро он разошелся во взглядах с лидером «Памяти» Дмитрием Васильевым: кондовый антисемитизм никогда не был Дугину по-настоящему близок.

Ближе к концу перестройки он впервые попал в Западную Европу, где встретился с представителями новых правых, что, несомненно, повлияло на дальнейшее развитие его взглядов. Вероятно, именно в это время Дугин столкнулся с огромным количеством неофашистских и праворадикальных теорий заговора, которые помогли ему сформулировать свои собственные идеи. Вернувшись в Россию, в 1991 г. Дугин присоединился к редакционной коллегии газеты «День», возглавляемой Александром Прохановым — еще одним одиозным консервативным автором, близким к военным элитам СССР. Эта газета была главным печатным органом националистического движения, что дало Дугину возможность поделиться своими взглядами с куда более широкой аудиторией, чем любители мистики. Примерно в это же время Дугин основал издательство «Арктогея» и Центр специальных метастратегических исследований, на долгие годы ставшие платформой для распространения его идей.

Несомненный талант Дугина — в способности объединять темы, связанные с политикой, историей, международными отношениями и даже поп-культурой. Поэтому его стали часто приглашать на телевидение, радио и в другие медиа, даже в модные издания. Пиком его карь еры стал выход в 1997 г. книги «Основы геополитики», которая помогла ему заработать репутацию эксперта по широкому кругу вопросов внутренней и внешней политики. Благодаря этому он стал советником Геннадия Селезнева — спикера Госдумы и члена КПРФ, и начал преподавать в Академии Генерального штаба, получив возможность оказывать определенное влияние на умы руководства армии.

«Основы геополитики» описывают всемирную историю как нескончаемую битву двух сил, названных «Суша» и «Море». Для Дугина геополитика — универсальная наука: постигнув ее принципы, обычные люди могут самостоятельно анализировать историю человечества, понимать причинно-следственные связи между событиями и обнаруживать «истинную» природу вещей. Характерное для теоретика заговора поведение является предметом рефлексии самого Дугина. В 1992 г. в сборнике статей под названием «Конспирология» он отмечает глобальную популярность теорий заговора, называя их «веселой наукой постмодерна». По Дугину, стремление объяснять реальность при помощи конспирологии кроется в человеческом подсознании.

НАСТОЯЩАЯ ALPINA B7 Bi-Turbo ALLRAD ЗА 1.650.000?!? МЕЧТА ЛЮБОГО ФАНАТА BMW.

Вера в заговоры — часть древней традиции восприятия реальности, и сохранение этого свойства психики связывает современного человека с древними людьми. А раз вера в заговоры существовала на протяжении всей истории человечества, значит, это естественное свойство человека, что, в свою очередь, доказывает реальность существования заговоров. При этом Дугин умело представляет себя сторонним наблюдателем за «странными картинками социальных расстройств», называясь «психиатром». Тем не менее первое эссе о конспирологии затмевается рядом других текстов, в которых психиатр меняется местами с пациентом и стремится обнаружить всемирный антироссийский заговор.

Дугин утверждает, что Россия — страна христианская и призвана спасти мир от апокалипсиса. Также она является центром евразийской цивилизации и олицетворяет Силы Суши, противостоящие Силам Моря, представленным в первую очередь США. По мысли Дугина, СССР и США — это две модели общественного устройства. СССР и его союзники по социалистическому лагерю были основаны на единстве общества под управлением «духовного лидера», в то время как Соединенными Штатами правят индивидуалистские ценности и финансовый интерес. Подобное системное деление мира — основа политической философии Дугина и главный способ интерпретации политической реальности.

В своих работах по геополитике он ссылается на основателя дисциплины Хэлфорда Маккиндера, который в начале ХХ в. предложил концепцию сухопутных и морских сил. Однако Марк Бассин и Аксенов справедливо замечают, что дугинская интерпретация теории геополитики скорее отражает видение глобальной политики времен холодной войны, нежели британскую теорию международных отношений начала ХХ в. В центре мироздания тут — конфликт между Россией и США, глобальное деление мира на своих и чужих, при этом США (и шире — англо-саксонский мир) представлены как единое неделимое целое. Это геополитическое противостояние, по мысли Дугина, и стало одной из причин развала СССР. Впрочем, он пытается придать видимость научности своему подходу, объясняя крах государства социоэкономическими проблемами (что заметно отличает его от других авторов 1990-х, всюду искавших только заговор). Тем не менее деятельность «пятой колонны» внутри СССР также признается немаловажным фактором, а идея союза России и Западной Европы отсылает к философии евразийства, возникшей в России в 1920-е гг. Однако подход Дугина соединил концепцию евразийства с философией холодной войны и посылом антиамериканских публикаций европейских новых правых.

Интересно отметить, что перенос европейских и американских теорий заговора на российскую почву произошел под сильным влиянием европейских правых мыслителей. Немецко-украинский политолог Андреас Умланд показал, что на легендарный журнал «Элементы: Евразийское обозрение», второй выпуск которого был посвящен теме «нового мирового порядка» — центральной теории заговора для американского общества, влияние оказал французский правый мыслитель Ален де Бенуа. В редакционном введении Дугин обозначил основные элементы нового мирового порядка — мировое правительство, отсутствие национальных границ, рыночный либерализм и власть тайных обществ, таких как Трехсторонняя комиссия. Несколько статей выпуска в деталях описывают способы, которыми внутренние и внешние враги России помогают формировать мировой порядок в интересах США, разрушая уникальную национальную идентичность обществ по всему миру. «“Новый мировой порядок” представляет собой эсхатологический, мессианский проект, намного превосходящий по масштабам другие исторические формы планетарных утопий… Экономически: идеология “нового мирового порядка” предполагает повсеместное и обязательное установление на всей планете, независимо от ее культурных и этнических регионов, либерально-капиталистической, рыночной системы. Все социально-экономические системы, имеющие в себе элементы “социализма”, “социальной или национальной справедливости”, “социальной защищенности”, должны быть полностью разрушены и превращены в “абсолютно свободный рынок”… Геополитически: идеология “нового мирового порядка” отдает безусловное предпочтение странам географического и исторического Запада по сравнению со странами Востока… Этнически: идеология “нового мирового порядка” настаивает на предельном расовом, национальном, этническом и культурном смешении народов, отдавая абсолютное предпочтение космополитизму больших городов… Религиозно: идеология “нового мирового порядка” подготовляет пришествие в мир определенного мистического персонажа, появление которого должно будет резко изменить религиозно-идеологическую картину на планете».

Теория заговора, связанная с новым мировым порядком, появилась в США в 1970-х гг. и приобрела популярность в начале 1990-х. Концепция мирового правительства богачей и коррумпированных политиков пришла на смену страху ядерной войны с СССР. Как отмечает американский культуролог Майкл Баркун, в начале 1990-х крах Советского Союза оставил идеологический вакуум среди американских религиозных правых, которые быстро заполнили пустоту страхом мирового правительства и недоверием к собственным продажным политикам, жаждущим тотального контроля над простыми американцами. Новый мировой порядок оказался отличной зонтичной концепцией, объединившей страхи как религиозно настроенных американцев, видящих в политических и финансовых элитах угрозу их моральным принципам, так и секулярных сторонников теорий заговора, разделяющих тотальное недоверие к политическим элитам и уверенных, что те готовы на все, чтобы удерживать свою власть и эксплуатировать простого человека.

Эта теория пришлась «ко двору» и в России, но по несколько иным причинам. На российской почве, и именно благодаря Дугину, она приобрела совершенно другой вид, и, что характерно, знания о новом мировом порядке, полученные Дугиным от французских коллег, оказались ограничены французскими источниками и фокусировались, скорее, на секулярной, антилиберальной критике глобализма, в то время как религиозный аспект концепции был Дугиным проигнорирован. «Поскольку конец XX века не отличается особой религиозностью, то теологические аргументы и упоминания дьявола у современных конспирологов довольно редкое явление», — писал Дугин, будучи, по-видимому, незнаком с огромным культурным пластом американских религиозных теорий заговора, связывающих новый мировой порядок и пришествие Антихриста.

Впервые философ сделал отсылку к новому мировому порядку в 1991 г. в статьях «Великая война континентов» и «Идеология мирового правительства», использовав французский термин «мондиализм» для описания мультикультурного мира без границ, где правит либерализм. Судя по цитируемым источникам, его вдохновляли именно французские авторы, и, видимо, новая критика «американского мира» вместе с болью от проигрыша в холодной войне подтолкнули Дугина интерпретировать новый мировой порядок как исключительно антиамериканскую концепцию, забывая, что она возникла как изоляцио нистская и антиправительственная идея на американской почве. «Новым в антимондиализме является особая геополитическая роль Соединенных Штатов Америки и тот культурный и социальный архетип, который сегодня окончательно и устойчиво сложился в этой сверхдержаве. “Американизм” является отправной чертой мондиализма, так как именно США стали стратегическим и идеологическим центром постиндустриального неокапитализма, и именно там идеологические импликации капитализма достигли своих логических пределов и экономически, и культурно».

В контексте глобальных политических катаклизмов начала 1990-х. заимствование американской концепции российским автором для критики собственно американской внешней политики оказалось чрезвычайно удобным. Перестройка, либеральные и технократические реформы Горбачева/Ельцина казались Дугину логическим продолжением антироссийского заговора и служили лучшим доказательством того, что «мондиализм» — смертельная угроза для России. А жестокие конфликты в государствах бывшего социалистического блока — националистически- популистской интерпретацией того, что славяне — единственные, кто способен защитить мир от гегемонии США. «Вместо мирного вхождения Восточного Блока в Новый Мировой Порядок после прихода в СССР к Власти откровенных мондиалистов и сторонников Мирового Правительства — Горбачева, Ельцина и их атлантистских кураторов — народы пробудились, вспомнили о своем существовании как народов, а не как простых статистических единиц и экономических абстракций, о своей национальной традиции и восстали против новой Утопии, против нового мирового соблазна, против Конца Истории».

Таким образом, в постсоветском российском контексте концепция нового мирового порядка приобрела исключительно антизападный, антиамериканский характер и в таком виде была воспринята многими последующими авторами теорий заговора. Утрата статуса сверхдержавы и военные конфликты, в которых важную роль играли США (на Балканах, в Кувейте, в Грузии), также воспринимались как следствие антироссийского заговора. Мир, в котором существует один гегемон, вызывал ужас и ненависть российских националистов. Сергей Бабурин, один из парламентских лидеров националистической партии РОС (Российский общенациональный союз), в 1990-е гг. заявлял, используя дугинскую терминологию: «Мы видим, что все мондиалистские проекты имеют на себе явный отпечаток того политического, правового и государственного режима, который так радеет о наступлении этого пресловутого “Порядка”. Отсюда напрашивается вывод: после крушения биполярного мира именно США стремятся стать единственным планетарным диктатором, стремятся стать единственным арбитром в международных вопросах. Нужно ли это всем народам мира? Отнюдь не уверен. Более того, от установления такой планетарной диктатуры проиграют в конце концов сами США. Не могут не проиграть…»

Занятно, что спустя 15 лет после этого интервью похожие мысли с критикой гегемонии в международных отношениях были высказаны Владимиром Путиным. Это показывает, какое значение приобрел антиамериканизм в российской политической идеологии: «Это один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения. Это мир одного хозяина, одного суверена. И это в конечном итоге губительно не только для всех, кто находится в рамках этой сис темы, но и для самого суверена, потому что разрушает его изнутри. И это ничего общего не имеет, конечно, с демократией».

Именно такие повороты политической риторики российского руководства дают основания полагать, что у Дугина есть тесные связи с Кремлем. Однако доподлинно неизвестно, насколько близко он знаком и знаком ли вообще с российским политическим руководством. Джон Данлоп и Чарльз Кловер полагают, что в начала 2000-х Павловский помог Дугину получить доступ к Администрации Президента. В 2001 г. Дугин основал политическое движение «Евразия», в руководящем совете которого было много известных политиков, ученых и медиаперсон. В 2008 г. он получил пост руководителя Центра консервативных исследований, а в 2009-м стал заведу ющим кафедрой социологии международных отношений МГУ. Это подчеркнуло его идейное влияние и неформальные связи и стало кульминацией карь еры ученого. Но из-за критики политики Путина на Донбассе Дугин лишился этой должности, однако в 2022 г. продолжил участвовать в международной политике, якобы помогая разрешить кризис в отношениях России и Турции.

Влияние Дугина на медиа также довольно заметно: его приглашали в телевизионные программы, он активно участвовал в политической жизни, и это помогло его идеям проникнуть в политический мейнстрим. Журналист Кловер утверждает, что в начале 2000-х гг. Дугину помог пробиться на федеральные телеканалы известный в прошлом телеведущий, а ныне вице-президент «Роснефти» по связям с общественностью Михаил Леонтьев. Яркие леонтьевские «пятиминутки ненависти» под названием «Однако» стали отличной площадкой для продвижения дугинской конспирологии в массы. Постепенно голос Дугина заглушил голоса других спикеров более либерального толка, что было выгодно Леонтьеву, также вступившему в движение «Евразия».

Самая известная из дугинских работ «Основы геополитики» — при том что он активно продвигал свои воззрения через многочисленные медиа — оказала заметное влияние на развитие российской конспирологической культуры. Идея о заговоре Запада, интерпретированная через дискурс геополитики, а также попытки подвести под нее научную базу помогли Дугину занять центральное место в пантеоне теоретиков конспирологии. Однако, как бы парадоксально это ни звучало, достичь такого положения он сумел благодаря трансферу теорий заговора из Европы и США, адаптировав их под российский политический контекст. Но на этом рынке идей Дугин оказался не одинок.

Подробнее читайте:
Яблоков, И. Русская культура заговора. Конспирологические теории на постсоветском пространстве / Илья Яблоков ; Пер. с англ. — М.: Альпина нон-фикшн, 2022. — 430 с.

«Талант — вот что круто, а упорная учеба — удел посредственностей». Как вера в прирожденные способности и боязнь ошибок мешают нам развиваться

Приятно считаться талантливым и умным человеком. Но почему статусу «умника» часто сопутствует страх ошибиться и потерять свой титул и почему иногда мы предпочитаем казаться успешными, а не совершать реальные достижения? Издательство «Альпина Паблишер» готовит к выпуску книгу нашего редактора и ведущей канала «Настигло» Насти Травкиной — о том, почему меняться бывает так трудно и как использовать нейробиологию, чтобы преодолеть инерцию своей среды. Публикуем с сокращениями главу из «Homo Mutabilis» об одаренности и ошибках.

Как я была «одаренной»

В детстве меня считали одаренной (хотя, может, и не столь одаренной, как наша собака: ее грамоты в коридоре висели над моими, и занимала она первые места на серьёзных выставках, а я — только вторые и третьи на конкурсе костюма и чтения стихов). Я не очень понимала, чем именно заслужила это звание. Так как мне никто не объяснял, что означает «талантливость», мне казалось, что это какое-то мое врожденное качество, вроде голубых глаз.

Во многом из-за такого отношения я разучилась учиться: одаренность означала для меня, что, в отличие от «обычных» людей, мне не нужно специально учиться — ведь у меня от природы есть что-то, что делает меня умной.

Постепенно я стала подозревать, что в оценке меня произошла ошибка: где та одаренность, которую мне приписывали с детства? В чем она проявляется? Как я узнаю, что не утратила ее? Может быть, ее и не было? Чем старше я становилась, тем меньше знаний давалось мне легко, само по себе.

БАЙРОН ПРОТИВ ЭДГАРА В РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ!

В итоге я стала думать, что «на самом деле» я бездарна и посредственна.

Поэтому я начала бояться любых ситуаций, которые могли бы стать для меня проверкой, в которых я могла бы проиграть. Я возненавидела олимпиады и конкурсы, соревнования и выступления, когда мне всё-таки приходилось участвовать в них, я часто демонстративно не старалась — только чтобы подчеркнуть: я проиграю, но не потому, что я не одарена, просто не собираюсь выигрывать.

Признаться в незнании чего-либо было страшно до ужаса, поэтому я всеми силами упражнялась в остроумии вместо того, чтобы объявить о своем незнании и научиться чему-то.

Чем дальше, тем больше я боялась пробовать свои силы, тем больше меня страшили неудачи, осуждение или насмешки.

Одаренность и посредственность — две стороны одного стереотипа

Можно сказать, что со стереотипами мне повезло больше других. Миф об одаренности все-таки продуктивен, хотя и может превратить человека в невротического перфекциониста с комплексом самозванца и создает конфликт между социально завышенной оценкой и субъективной заниженной самооценкой. Но многим повезло меньше: людей сдержанных и тихих, застенчивых или тех, кто размышляет медленно и обстоятельно, могут записать в вечные троечники или посредственности.

«Хорошо хоть не двойка», «Для тебя это слишком сложно», «Такой, как ты, хоть куда бы поступить, и то ладно» — все эти мнения, высказываемые вам в детстве, могут заставить вас думать, что вы ни на что не способны, что не стоит пытаться учиться, что вам глупо требовать от мира большего — да и кто вы такой, чтобы вообще что-нибудь требовать…

Чем дальше, тем меньше хочется пробовать свои силы, тем очевиднее, что за любой попыткой последует неудача, осуждение, насмешка.

Оценочные стереотипы могут быть с разной модальностью — «умный» или «глупый», но, какими бы они ни были, они преграждают нам путь к обучению и росту. Ведь они предполагают, что ум и глупость — неизменная, изначально присущая нам черта.

Установка на данность vs нейропластичность

Идея о врожденной одаренности или бездарности, о нашей изначальной принадлежности к лидерам или старательным исполнителям — одно из следствий устаревшего представления о неизменности мозга.

Если мы рождаемся с раз и навсегда заданным устройством извилин, то и уровень наших способностей и креативности тоже предопределен. В каком-то смысле такая картина мира напоминает кастовую систему: детей делят на одаренных, посредственных, умных или глуповатых, творческих или неоригинальных и т.д. Представляется, что способность к обучению, к какому-то конкретному предмету или занятию искусством — неизменные свойства личности.

Тест-драйв / Обзор Alpina B4

При таком подходе пробовать, ошибаться и исправлять ошибки считается позорным уделом глупых, бездарных неудачников, а попавшие в категорию одаренных должны демонстрировать исключительно успешность.

Школьная система с ее зацикленностью на отметках и любовью к клише только поддерживает это разделение. Иногда статус отличника или троечницы наносит раны, след которых тянется за человеком всю жизнь. А ведь от того, как мы пишем историю своей жизни (в психологии это называется нарративом или сценарием), зависят и отношение к себе, и жизненный выбор.

BMW Alpina Buchloe — На Заводе Альпина. «Две Лошадиные Силы».

Но главная проблема в том, что деление людей на одаренных и посредственных противоречит самой природе мозга, отличающегося нейропластичностью — способностью меняться всю жизнь под воздействием среды и обучения. А отношение к ошибкам как к провалу ставит под угрозу когнитивный потенциал человека.

Причем это вредно как «отличникам», так и «троечникам»: первые жутко боятся провала и воспринимают ошибки как удар по самооценке, вторые настроены на неудачу как на судьбу.

Американский психолог Кэрол Дуэк, одна из ведущих мировых экспертов по мотивации, теориям интеллекта и методам образования, называет представление о себе как о неизменном признаком фиксированного мышления (установки на данность или fixed mindset). Эта психологическая установка основывается на убежденности в том, что наша личность, характер, ум и творческие способности — изначально заданные статичные формы, на которые мы не можем существенно влиять.

Такие представления заставляют считать успех подтверждением врожденного дара, а ошибки — свидетельством его отсутствия.

Ирония заключается в том, что мы не можем быть на 100% уверенными, что нам действительно достался талант при рождении. Это провоцирует нас не только стремиться всеми силами к успеху, но и любой ценой избегать ошибок.

Стремление сохранить статус-кво так сильно, что мы готовы довольствоваться даже видимостью успеха: купить диплом, по знакомству устроиться на престижную должность, для которой у нас нет необходимых качеств и образования, выдавать чужие достижения за свои — не понимая, что все это не делает нас умнее или компетентнее, а только увеличивает страх потерять незаслуженный авторитет.

Покраска. 9 ошибок, КОТОРЫЕ НЕЛЬЗЯ ДОПУСКАТЬ

Но самая большая ошибка установки на фиксированное мышление — отказ от проб и ошибок, якобы свидетельствующих о поражении. А ведь ошибки — важный показатель роста!

Мы можем расти и развиваться только на грани своих способностей: узнавая то, чего не знаем; разбираясь в том, чего не понимаем; решая почти неразрешимые задачи. В обучении важно не получить результат, написанный в конце учебника, а найти интересный способ решения поставленной задачи, а лучше — несколько. Чтобы учиться так, нужно быть открытым и не бояться делать ошибки, более того, рассматривать их как ступени к познанию.

Почему мозгу необходимо ошибаться

Ошибаться не только не страшно и не стыдно, это крайне необходимо! В тот момент, когда мы ошибаемся, наш мозг интенсивно учится, так как ошибки — неотъемлемая часть ассоциативного обучения.

Ассоциативное обучение давно известно по экспериментам Павлова с собаками. Знаменитый нейрофизиолог учил животных ассоциировать, например, поступление пищи со звуком. Cо временем звук вызывал выделение слюны, даже если им не приносили пищу. Основной принцип ассоциативного обучения заключается в том, чтобы связать несколько стимулов друг с другом, например, удовлетворение какой-либо базовой потребности и возникших в результате положительных эмоций с посторонним стимулом. Вознаграждения помогают закреплять информацию или навык.

Однако обучение происходит не так просто. Недостаточно связать вознаграждение с тем, чему нужно научиться. Чтобы произошло запоминание, необходимо удивление.

Прежде чем совершить действие, мозг оценивает вероятность получения награды и на основании данных, имеющихся в памяти, строит прогноз. Если прогноз был верный и мы получили именно то, что и намеревались получить, дофамин, помогающий запомнить новое и получить удовольствие, не выделяется активно. Зачем же учиться, если прогнозы и так верные? Чтобы произошло активное выделение дофамина и запоминание, мозг должен обнаружить ошибку в прогнозе: расхождение между предположением и тем, что мы получили. Обнаруженная ошибка становится сигналом для обучения!

ALPINA (Тюнинг ателье BMW)

Читайте также

В японских школах это свойство мозга используют на уроках, чтобы стимулировать мышление учеников. Учитель делает ошибку и говорит, что он запутался и ему нужна помощь ребят. Пытаясь найти ошибку, школьники на уроке учатся размышлять.

Важнейшая роль ошибок в обучении экспериментально доказана благодаря исследованию феномена блокировки обучения: если вознаграждение ожидаемо, то ассоциация не возникает.

Впервые эффект влияния ошибочных прогнозов на обучаемость был изучен у приматов. Если награда оказывалась больше той, которую ожидали обезьяны, активность дофаминовых нейронов, вовлекающихся в ассоциативную память, увеличивалась. Когда награда была ожидаемой, активность дофаминовых нейронов почти не менялась и вообще прекращалась, если ожидаемой награды не давали.

Грубо говоря, лучший способ стимулировать обучение — это не лишать за ошибку награды, а поощрять за ее исправление.

Ошибки на службе технологических инноваций

Можно сказать, что ошибкам поклоняются и в X Development — основанной Google в 2022 году американской компании, многие разработки которой засекречены.

В компании считают, что для совершения чего-то прорывного нужно поставить амбициозную цель, выполнимую только на 10%. Если цель совсем недостижима, работать над ней нет мотивации. Если она — «синица в руке», то устареет, не успев реализоваться.

10%-ная вероятность успеха означает, что даже при напряженной работе сотрудники компании по большей части терпят неудачу. И это не просто считается нормальным — каждый провал отмечается как достижение.

Глава компании Астро Теллер утверждает, что он создает среду, способствующую появлению инноваций. Это такая среда, в которой за неудачей не следует увольнение, никто не смеется над сотрудником и не порицает его за провал проекта, как это происходит в большинстве компаний (именно поэтому их сотрудники продолжают держаться за не самые лучшие проекты, на которые впустую расходуются деньги).

Но на то и Google, чтобы быть не как все. Астро Теллер награждает признанием, бонусами и отпусками тех, кто быстрее выявил ошибки своего проекта, признал его провальность и раньше других отказался от бесперспективных разработок. По его словам, эти люди делают для инноваций больше, чем остальные.

Чтобы не расходовать средства и энергию на провальные идеи и успеть опробовать как можно больше потенциально успешных, нужно уметь быстро признавать ошибочные решения, отказываться от них, не испытывая негативных эмоций, вознаграждать себя за дальновидность — и браться за что-то новое.

Так работают в одной из самых успешных и продвинутых компаний в мире! Почему бы так же не поступать и нам?

Наш организм изначально приспособлен к тому, чтобы эффективно учиться на ошибках. Однако система воспитания и образования приучает нас считать ошибки провалом. За ошибки часто просто наказывают. Но это в корне неверно! Избегая ошибок, мы крадем у нашего мозга потенциал развития!

Что такое «установка на рост»

Кэрол Дуэк утверждает, что такое отношение к ошибкам противоречит установке на рост — подходу, которого придерживаются люди, считающие, что успех приходит в результате упорной работы, обучения и настойчивости (в отличие от тех, кто придерживается идеи фиксированного мышления и приписывает успех врожденным способностям).

Люди с установкой на рост не боятся совершать ошибки, понимая, что это часть обучения и что от провала к провалу они совершенствуются. Они знают, что могут быть плохи в чем-то, чего они не умеют, и что становятся более умелыми, прикладывая усилия и преодолевая когнитивные трудности.

Люди с фиксированным мышлением страдают от неудач, поскольку воспринимают их, как я раньше, — в качестве доказательства, что их по ошибке считали умными или талантливыми, — и думают, что после неудачи на них смотрят по-другому и они обречены на бедность, страдания и одиночество. Или они воспринимают ошибки лишь как очередное доказательство того, что ни на что не годны.

Дуэк считает, что установка на рост позволяет смотреть на жизнь более позитивно, видеть возможности для обучения и испытывать меньше напряжения, а значит, более продуктивно развиваться. Такая установка помогает не только «отличникам» и «троечникам», но и людям с ограниченными возможностями, которые педагогами старой школы могут считаться плохо обучаемыми вследствие травм или особенностей развития.

К счастью, выход из этой парадигмы гениальности-посредственности все-таки есть: от нее нужно просто отказаться. Да-да, в том числе и тем, кто считает себя одаренным или гениальным. Может быть, это звучит странно, но на деле такой отказ освобождает их от установки на фиксированное мышление точно так же, как и тех, кто привык считать себя бездарным.

Мы не знаем точно, какие особенности мозга помогают нам быть более творческими, умными и успешными. Но можем утверждать с уверенностью, что фиксированное мышление мешает нам пробовать свои силы, учиться и развиваться.

Может быть интересно

Как я перестала быть одаренной

Вред, который наносит установка на фиксированное мышление, я почувствовала, когда отчетливо осознала, что моему стремлению к росту и развитию мешает болезненное желание подтверждать свой статус-кво.

Часто я делала то, за что меня считали одаренной, и старалась преуспеть в предметах, преподаватели которых хвалили меня за «природный талант». Я не спрашивала себя, чему на самом деле хотела бы научиться, ведь для этого нужно было вступать в зону неизвестного, ошибаться, не оправдывать чужих и собственных ожиданий.

Я начала с простого: перестала думать и говорить о чьей-либо гениальности, а начала обращать внимание на то, что конкретно эти люди делают хорошо.

Не «гениальный режиссер», а «режиссер, который подбирает отличные саундтреки и делает качественный „музыкальный“ монтаж», не «гениальный писатель», а «писатель, которому удалось предсказать основные тренды цифровой эпохи и последствия #metoo», и т.д.

Затем я перестала называть других людей «обычными» (каюсь, раньше это слово я произносила с презрением) и стала искать их конкретные характеристики: вместо «Обычным людям не понять художников» я стала говорить: «Работающим в сфере строительства часто трудно понять образ жизни креативного класса» и т.д.

Наконец я сделала самое «страшное» — стала называть себя «обычной». Поначалу это вызывало горечь с каким-то оттенком детской вредности. Мысленно я продолжала: «…и поэтому ничего не достигну». Но я отбрасывала эту мысль и перечисляла, что умею и чему хочу научиться, а какие цели еще очень далеки.

Вместо «Я не одаренная и не имею необходимого образования и поэтому не стану браться за сценографию в балетном театре» я говорила: «Я обычный художник, поэтому вполне могу попробовать себя в сценографии, а вот для составления технической документации привлеку специалиста».

Вместо того, чтобы давать общие оценки своей личности, я теперь анализирую свои знания и навыки, относясь к ним как к техническим характеристикам, которые можно улучшить, если потратить на это время и силы.

Джереми Кларксон Обзор Alpina B5 — Лучшая Машина в Мире (для меня)

Меня не смущает, что чему-то придется учиться много лет (к примеру, нейробиологии), а что-то начинать почти с нуля (например, из-за полученной на скейте травмы ноги мои спортивные возможности сильно пострадали, но меня это не останавливает от упорных упражнений реабилитации).

За что 200 000 евро? | BigTest BMW ALPINA XB7

За годы борьбы с парадигмой гениальности ее наваждение полностью прошло.

Я действительно считаю, что все мы обычные: ведь нет ничего необычного в нейропластичности и в огромном потенциале мозга для обучения, развития умственных способностей и творческого видения.

У каждого из нас есть множество способностей просто потому, что мы обладаем очень сложно организованным мозгом. К сожалению, взрослые часто считают, что дети ленятся и ничем не интересуются, или же человек, занимающийся чем-то непонятным для его окружения, может восприниматься как бездельник и неудачник. Но это не проблема одаренности — это во многом проблема среды, в которой можно реализовать только какие-то конкретные способности.

Сын биологов, увлекающийся букашками и бабочками, может найти поддержку родителей и стать выдающимся энтомологом. Поддержат ли его так же, если он увлечется шитьем платьев для кукол? Надеюсь, что да, но не факт. Если вы любите рисовать, но в вашей семье, работающей в сфере услуг, никто не интересуется искусством, то как вы можете всерьез думать о том, чтобы стать художником?

Когда мы утверждаем, что талант должен пробиваться и что-то доказывать обществу, не звучит ли это чересчур жестоко, особенно если речь идет о детях и подростках?

Наше мнение о своих способностях сильно зависит от оценки окружающих, а их оценка — от культурных норм и возможностей среды. И только став взрослыми, мы можем сказать: если мои способности сегодня всем кажутся бесполезными, мне предстоит самому создать нишу для их реализации.

АЛЬПИНА ВЕРА